Sunday, June 29, 2014

Об авторе.

Ирина Наталушко. Арттерапевт/травматерапевт.

Магистр арттерапии со специализацией в травматерапии. MA in art therapy, the George Washington University  2011, Washington, DC, США. Степендиат международной программы академических обменов им. Фулбрайта 2008-2011. Профессиональный член ВГО Арт-терапевтическая ассоциация, г. Киев и Всеукраинской ассоциации экологичной помощи, г. Киев.

Сертифицированный траматерапевт в подходе Инстинктивной реакции на травму / Luis Tinnin, MD, Linda Gantt, PhD and the Intensive Trauma Therapy team 2013 & 2015, Morgantown, WV, США.

Сертифицированный экофасилитатор I-III уровня Научно-практической школы экофасилитации 2007-2010, г. Киев.

Практик телесно-сенсомоторных подходов к интеграции опыта: выпускница 1-2 и в процессе обучения 3го уровня Школы йоги и систем оздоровления Вячеслава и Елены Смирновых 2012-2014, г. Киев.
Художник.


январь 2015 - сейчас Обучающий арттерапевт/травматерапевт, г. Киев.
  • Международный благотворительный фонд Caritas Ukraine. Индивидуальная травматерапия с вынужденно переселенными Крыма и Востока. Психоэдукация и рессурсные практики для волонтеров фонда. Группа сопровождения психологов фонда и проекта Кризисной психологической службы Родинне коло.
  • Обучающе-практическая программа по травматерапии для волонтеров-психологов фонда Caritas Ukraine и команд Кризисной психологической службы, работающих с вынужденно переселенными и семьями военных.
2011 - сейчас Практикующий арттерапевт/травматерапевт.
Обучающие программы, классы и консультации для коллег по направлениям:
  • травматерапия: теории и практики / работа с травмой и диссоциацией в подходе Инстинктивной реакции на травму
  • арттерапия: теории и практики /арттерапия в экофасилитации
  • телесно-сенсомоторные практики в интеграции опыта для психотерапии, консультирования, индивидуальной практики и развития 
Доклады и мастерские на конференциях: Международная научно-практическая конференция Опыт преодоления травмы в христианской парадигме 2015, г. Киев, Научно-практическая конференция Экопсихея 2014 и 2012, г. Киев и Международный симпозиум по психодраме, телесно-ориентированной и арт-терапии 2012, г. Ялта

Мастерские для широкого круга: IREX alumni workshop 2013, Fulbright International Education Week 2013 presentation/workshop
2010 - 2011 арттерапевт-интерн в Клинике арттерапии при the George Washington University Art Therapy Department, США
2009 - 2010 арттерапевт-интерн в онкологическом отделении Inova Fairfax Hospital, Fairax, VA и Семейном центре «Life with Cancer», Fairfax, VA, США. 
2008 - 2009 арттерапевт-интерн в студии Arlington Artowrks, Arlington, VA, США.


Семинар по арттерапии Ирины Наталушко и Crista Linn-Kostenko, Киев 2013














На связи.. открыта, по мере свободного рессурса, к сотрудничеству:
/почта: ira.natalushko@icloud.com /тел. +38 097 55 97 097 /skype: iryna.natalushko
  • Обучающие классы по травматерапии, арттерапии, телесно-сенсомоторным практикам в интеграции опыта для коллег и студентов психологов, психотерапевтов, экофасилитаторов, специалистов смежных развивающих человека направлений. В группах и индивидуально.
  • Психологическое консультирование и сопровождение. 
  • Сопровождение в интеграции психологически травматичного опыта.
  • Методические консультации для благотворительных и волонтерских проектов.
/удобнее обычно связаться почтой, а при необходимости договориться о звонке или встрече - заранее приношу извинения за возможную отсрочку с ответом в дни-недели - в зависимости от графика занятости, поездок с отсутствием доступа к связи.

О психотравме и интеграции опыта.

Возможно этот текст окажется актуальным через призму череды интенсивных событий этого года. Обобщила, что кажется важным для ясности понимания природы психотравмы и в травматерапевтической работе.. текст писала в компромисе между общепонятным информативным обзором и более узкими понятиями/терминами, методологическими деталями прикладного характера для практикующих коллег. По ходу, дополнила ссылками на любимые полезные, в основном англоязычные - материалы.

О природе психотравмы.
Весомое количество психологических и производных от них жизненных сложностей - в том числе психосоматических физиологических, характер целостного здоровья - последствия нейрофизиологической дерегуляции в следствие неполной интеграции личного психологически травмировавшего опыта. Психологическая травма - коротко психотравма - для человека не всегда может быть доступна к воспоминанию или осознаванию как целостно пережитое и интегрированное жизненное событие. А последствия очевидно ассоциированы с причинным опытом без помощи профессионала. Причиной тому, как правило: естественные механизмы защитного инстинктивного реагирования на травму; доступные человеку в момент и после опыта способы и навыки саморегуляции - выработанные и контекстно доступные способы интеграции опыта соответственно возростным особенностям, возростному контексту, личностным и социальным ресурсам, широте и характеру личной истории прошлых не в полной мере интегрированных психотравм.

Естественные механизмы выживания и защиты, спасительные в травмировавшей истории прошлого, если опыт не интегрирован в полной мере, могут оказаться сложностью в новом жизненном контексте. Ключевыми в этой связи считают так называемые 'фундаментные травмы'/'foundational trauma' человека до около 3 лет жизни; которые во многом обуславливают последующие способы саморегуляции, интенсивность, характер проживания и интеграции последующего стрессового, кризисного или другого потенциально травматичного опыта. О внутренней логике проживания психотравматичного опыта - подробнее.

Психотравма переживается человеком как болезненное событие с возможной угрозой смерти или физической целостности; или присутствие при подобной угрозе другому. Травмой с большой буквы (big-T trauma) называют опыт в котором, по причине невозможности избежать или остановить угрозу в режиме интегрированного осознавания, логического словесного мышления, взаимодействия с людьми и рессурсам или, далее, через стрессовое реагирование борьбы/бегства - значит намерение прервано - человек проходит защищающие состояния ступора и измененного состояния сознания чтоб этот опыт пережить. Таким образом, травмирующая ситуация запускает ряд нейробиологических реакций, которые доктор наук, арттерапевт Линда Гантт и психиатр Луис Тиннин изучили и обозначили как 'инстинктивная реакция на травму': испуг (точнее 'startle') - бороться/бежать (прерванное намерение) - ступор - измененное состояние сознания - автоматическое подчинение - самовосстановление. Инстинстинктивная реакция на травму эволюционно связана с более древними структурами мозга - 'средним мозгом ', 'рептильным мозгом' - соотнесенными с работой правого полушария, которые проявлены и запоминаются в памяти тела и органов чувств. В то время как структуры передних долей мозга/неокортекса, левого полушария неактивны по причине своей контекстной временной неэффективности в момент угрозы травмирующей ситуации (L.Tinnin & L. Gantt, 2013).

Поскольку неактивное во время проживания травмы левое полушарие, неокортекс, в том числе, отвечают за ориентацию во времени, пространства, ощущение целостности личности, речь, то история травмы часто всплывает в памяти человека как обрывки событий, ощущений, состояний; неорганизованные в последовательный нарратив, который сложно или невозможно описать словами. Вероятно осознанное или неосознанное ощущение того, что травма как-бы продолжает происходить в настоящем, даже многое время по прошествию события. При этом причинная ситуация и тригер перепроживания осознаются не всегда. Отголоски прошлых травм в настоящем называют пост-травматическими явлениями, которые могут проявляться в целом ряде и разнообразии сложностей саморегуляции и неприятных проявлений - 'симптомов'. На уровне тела, эмоций, ума (когнитивной сферы), действий: в поведении человека по отношению к себе и способах социального взаимодействия в семье, на работе и, шире, в обществе (L.Tinnin & L. Gantt, 2013). К примеру: возможные эмоциональные реакции.

В украинском обществе круг травмоопасных событий (физическое, сексуальное и эмоциональное насилие, войны и вооруженные конфликты, несчастные случаи, стихийные бедствия и подобное) дополним коллективными травмами поколений, дошедшими до нас в межличностном контексте через прародителей, которые прошли две мировые войны. Для многих могут быть свежи воспоминания кризиса 90х, недавних и текущих экономических и политических кризисов, сопутствующая многим бедность. Особенно остро часто переживаться 'межличностные' травмы, источником которых бывают близкие. Травматичной для детей как правило бывает разлука с родителями (особенно в раннем возрасте), смена опекунов, воспитание родителями или опекунами с физическими и психическими ограничениями или особенностями, которые сужают возможность полноценного и соответствующего возрастным потребностям ухода, заботы, развития, общения в контексте безопасной привязанности. Травматичны могут быть страдания близких, потеря близких, потеря имущества, переезды, другие субъективно контекстно необыденные и небезопасные ситуации. Сложным или рискованным заболеваниям и медицинским процедурам часто сопутствуют так называемые 'медицинские' психотравмы. Травмировать могут и события, свидетелем которых человек становится через медиа и социальные сети. 

О логике интеграции травмировавшего опыта (L.Tinnin & L. Gantt, 2013), подробнее:
Описывая лишь логику процесса, детали реализации техник и варианты адаптаций к видам из типологии травм, и разнообразию случаев, упускаю.
  • В зависимости от характера травмы, лично-социально-событийного контекста для человека и контекста взаимодействия с травматерапевтом, первоочередной задачей в работе как правило бывает обеспечение безопасности; стабилизация и выстраивание внутренних/внешних ресурсов.
В режиме стабилизации и развития навыков саморегуляции, ключевой есть помощь и обучение навыку 'заземления' через связь с текущей реальностью, например, через 5 чувств и телесную кинестетику. Полезным примером заземления может быть первый сектор визуализированной модели практики 'колеса осознавания' авторства нейропсихиатра Dan Siegel. На навык заземления и присутствия в простых и доступных формах - относительно контекстной кризисности и рессурсности человека - важно и удобно опереться в последующей интегративной работе.
  • Далее (после подробного скрининга истории травматических событий и возможной психодиагностики), в режиме плановой работы: ключевой есть ясность в понимании механизмов естественного травматического и посттравматического реагирования; ясность в этапности работы по интеграции травмы (информационно-образовательная часть). 
  • Далее, работая с конкретной травмой, важно помочь человеку восстановить и последовательно организрвать вербальный и невербальный (инстинктивный) нарратив травмы; полностью интегрировать его в личную историю как завершенный на всех уровнях: ощущений в теле, эмоций, мыслей, пространственно-временной событийности. Помещая память об опыте в историю с началом до событий, серединой с инстинктивными реакциями на травму, и концом после событий. Осуществить это безопасным экологичным способом: вне логики необходимости перепроживания или катарсистической разрядки. С опорой на заземление. Поскольку неинтегрированная травма проявлена в том числе в памяти тела и органов чувств: удобно просмотесть нарратив инстинктивных реакций с сопровождением в режиме наблюдателя. И, через арт-терапевтическую модальность графического нарратива (с последующей его репрезентацией для последовательного целостного восприятия) перейти от невербальной к символьно-словестной форме, включая и завершая нарратив всеми формами памяти этапов - до опыта, последовательности инстинктивного реагирования, после опыта - соответственно личной истории. Таким образом опыт получает в осознавании человека целостную последовательность, завершенность и место в прошлом.
В случае обширной истории психологических травм, как правило, эффективно организовать работу по интеграции от ранних 'фундаментных' к хронологически более поздним, опираясь на личную историю человека. 
  • На завершающих этапах работы, актуальным может быть сопровождение ре-интеграции человека в жизнь в новом качестве после проделанной работы; и/или сопровождение в самостоятельном применении освоенных инструментов и навыков интеграции.

Интеграция психотравм имеет прямое отношение к работе с саморегуляцией и целостным здоровьем. В результате систематичной интенсивной короткосрочной работы по интеграции причинных травм, как правило, уходят или значимо снижаются их посттравматические последствия - проявленные в теле, уме, поведении, способах взаимодействия и отношении к себе, другим людям, миру. Или - после интеграции нарратива инстинктивных реакций и диссоциированных частей/состояний -  остаточные проявления становятся более экологично и эффективно доступными к работе методами, например, телесно-сенсомоторной регуляции, когнитивно-поведенчески-ориентированных практик. Некоторые исследователи и практики говорят о появлении или восстановлении - в результате - 'жизненности', 'посттравматическом росте', освоении новых ресурсов личности.

Linda Gantt, PhD, ATR-BC & Luis Tinnin, MD
Accelerated Traumatology Course, Morgantown 2013
Основные источники и уважаемые авторы подхода:

Luis Tinnin & Linda Gantt, 2013 The instinctual trauma response. Dual-brain dynamics. A guide for trauma therapy.

Accelerated Traumatology Course, Sept. 2013.




Если интересен подход. на связи.. открыта, по мере свободного ресурса, к сотрудничеству: 
/почта ira.natalushko@icloud.com /тел. +38 097 55 97 097 /skype: iryna.natalushko
  • Обучающие классы по травматерапии для коллег и студентов психологов, психотерапевтов, специалистов смежных развивающих человека направлений. В группах и индивидуально.
  • Психологическое консультирование и сопровождение. 
  • Сопровождение в интеграции психологически травматичного опыта.
  • Методические консультации для благотворительных и волонтерских проектов.
/удобнее обычно связаться почтой, а при необходимости договориться о звонке или встрече - заранее приношу извинения за возможную отсрочку с ответом в дни-недели - в зависимости от графика занятости, поездок с отсутствием доступа к связи.